Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Растениеводство → Как правильно наполнить сортовую мозаику хозяйства? Клуб агрознатоков

+1
+3
-1
Комментариев: 0
ср, 23.08.2017 10:16

Качественные продуктивные семена – один из главных факторов высокой урожайности пшеницы. Однако покупать их стоит только в проверенных семеноводческих хозяйствах. А с этим могут быть проблемы – как утверждают специалисты, из 67 действующих семхозов в Ростовской области реально работает лишь около десятка. О том, какие сорта выбрать и какую «селекционную школу» для озимки предпочесть, шла речь на очередном (уже традиционном накануне нового сельхозсезона) заседании Клуба агрознатоков ИД «Крестьянин».

…Опять-таки, уже по традиции одним из главных спикеров на заседании стал председатель СПК колхоз «50 лет Октября» (Неклиновский район) Сергей Сухомлинов. Его предприятие не только имеет собственное семеноводческое подразделение, но и выращивает зерновые на 2,5-3 тысячах га (всего в колхозе около 5 тыс. га пашни, но полторы из них отданы под кормовые травы – есть собственное животноводство, две тысячи голов). Причём год от года несмотря на сложные почвы (отроги донецкого кряжа – тырсовые, глинозёмные, подверженные засухе) урожайность зерновых растёт. По сравнению с сезоном-2016 нынешняя уборка дала прибавку почти в три центнера – 65,9 ц/га. При этом средние показатели по Неклиновскому району – около 53 ц/га.

За счёт чего в хозяйстве добились подобного результата? Как известно, Сергей Сухомлинов – сторонник интенсивного ведения сельского хозяйства. Многочисленные подкормки, своевременное проведение технологических операций, дорогая техника… Но семена занимают в этом ряду едва ли не главное место. 

– В 2017 году у нас посеяно озимой пшеницы на 2,3 тысячи га, – говорит председатель. – Почти 80% этой площади засеяно оригинальными элитными семенами: Алексеич, Баграт, Безостая 100, Гром, Гурт, Лидия, Юка. Мы придерживаемся принципа сортовой мозаики – ни один сорт не должен занимать более 15%.

Ещё два с половиной десятка сортов размещены в колхозе на демоучастках: новые сорта здесь тестируют постоянно. За семь лет опробовано более 100 сортов и гибридов – и это не только пшеница, но и тритикале, горох, ячмень.

Чьи семена предпочитают в СПК «50 лет Октября»? Сначала Сухомлинов отдаёт должное зерноградской селекции...

– Сорта Аграрного научного центра «Донской» очень эффективны, – говорит он. – По результатам испытаний первое место у нас занял сорт Лидия с урожайностью 80 ц/га. 

В тройке «призёров» также Краса Дона и Капризуля. Лучезар в 2017 г. немного просел по показателям, хотя в прошлом был хорош. Сортов ДЗНИИХ (пос. Рассвет), к сожалению, не выращиваем – не можем получить у института даже 50 кг оригинальных семян, чтобы попробовать их.

Кстати, эту мысль глава СПК повторяет на заседаниях агроклуба уже не раз: донские селекционные центры чрезвычайно закрыты от покупателя и слабо стимулируют развитие своих сортов на территории области.

– А ведь у них есть достойные работы, – сетует председатель. – Но мы их не показываем, не используем. Чего мы хотим? Чтобы нам дали по 100 кг оригинальных новейших сортов – гарантируем, что обезличим их и не будем потом развивать. Зато покажем другим и убедимся, что они дают хороший результат.

В итоге, резюмирует Сухомлинов, подавляющую часть площадей в его хозяйстве занимают всё же сорта кубанской селекции – Национального центра зерна им. П.П. Лукьяненко (бывший КНИИСХ). В этом институте на испытания дают любые сорта, причём суперэлиту – только попроси.

– Отлично зарекомендовали себя такие сорта, как Веха, Алексеич, Безостая 100, – перечисляет Сухомлинов. – Последняя по кукурузе на зерно показала на производственных посевах результат лучше, чем на семенных. А главное, протеин был 13,5% – это как раз то, что актуально сейчас.

К слову, особенность нынешнего сезона, которую отмечают многие аграрии, – вал зерна при низком качестве – практически не сказалась на показателях колхоза «50 лет Октября». По мнению председателя, причина заключается в том, что уже восьмой год в хозяйстве на всех полях под пропашные культуры вносятся сложные удобрения.

– Два центнера на гектар под кукурузу или подсолнечник, – рассказывает Сухомлинов. – Заправляем или под запашку, или под глубокое рыхление: есть такие глубокорыхлители, которые лентами, в два слоя, на 15 и на 25 см, вносят эти удобрения. Потом мы сеем подсолнечник или кукурузу, по ним – озимые пшеницы. Только с диаммофоской центнер-полтора даём по севу, а потом 5-6 подкормок азотными удобрениями. Февральское, мартовское кормление – селитра или КАС в смеси с ЖКУ. У нас для этого построены растворные узлы, куплены самые дорогие опрыскиватели.

Подобный подход поддерживает известный донской учёный, заведующий отделом селекции и семеноводства пшеницы и тритикале ДЗНИИСХ Анатолий Грабовец. 

– Сейчас многие увлеклись азотными подкормками, по крайней мере, по северу области, – говорит он. – И выпустили из вида контроль содержания азота в почве. А ведь мы предупреждали не раз. В итоге они получили низкокачественную продукцию. Сделали ранневесеннюю подкормку и на этом остановились. Но этого недостаточно. Хорошо, если хотя бы используют фунгициды. Обычно перекос с азотом приводит к вспышкам болезней: ржавчины, септориоза, пиренофороза. Меняется климат, и это влияет на состав патогенов – появляются новые расы, вредители и т. д.

Зато с увлечением кубанскими сортами селекционер не соглашается: в южных зонах выпадает до 700 мм осадков, а ДЗНИИСХ работает с территориями, где максимум 300-400 мм, и без паров тут не обойтись. В подобных условиях растения должны быть устойчивы и к засухе, и к сильным морозам, вплоть до минус 18 градусов.

– В условиях севера области наша Былина Дона даёт до 106 ц/га, – говорит Анатолий Грабовец. – Акапелла – 109 ц/га, плюс Донская лира, Августа, новый сорт Боярыня. У большинства из них клейковина от 22 до 28%, белок – 13-14%.

О продвижении сортов надо говорить с осторожностью: пусть они сами пробивают себе дорогу, убеждён учёный.

При выборе того или иного сорта нужно всегда обращать внимание, для какой климатической зоны он предназначен, добавляет заместитель начальника филиала ФГБУ «Госсорткомиссия» по Ростовской области Ольга Паршина. Несмотря на кажущуюся очевидность этого совета, многие аграрии до сих пор ориентируются на мнения коллег или продавцов семян, пренебрегая научными исследованиями, считает она.

– Наши аграрии такие самодостаточные! – иронизирует Паршина. – Поедут куда-нибудь на юг, увидят там сорт и говорят: «О, он показал 100 ц/га! Давайте его нам!» А сами живут в Вёшках!

Отчасти фермеров путает и сложившаяся система госсортоиспытаний, признаёт специа­­лист. Климатические зоны, в которых допускается (и рекомендуется) использование тех или иных сортов, слишком широки.

– Современный Госреестр (сортов, допускаемых для официального размножения, продажи и высева. – Прим. ред.) такая немного скандальная штука, – говорит Паршина. – Когда я начинала работать, лет 40 назад, было районирование. Сначала по районам области, потом по зонам. А что сейчас? Есть реестр для всего «шестого региона». А в нём – Адыгея, Ростовская область, Кубань, Ставрополье… Все вместе. Ну ведь совершенно разные условия! Только у нас на Дону шесть климатических зон. Тем не менее каждый год по результатам наших испытаний мы издаём специальную книгу – в ней обобщаем рекомендации вплоть до конкретных зон, сортов и даже предшественников для них. Но люди часто забывают об этом.

Выстроенная мозаика – вот залог правильного использования сортов, поддерживает коллегу руководитель группы селекции редких видов пшеницы Национального центра зерна им. П.П. Лукьяненко Александр Боровик. 

– Ни один сорт не может быть универсальным, – подчёркивает учёный. – Есть разные ниши. И на Кубани, несмотря на то что это компактный регион, есть большие разрывы по количеству осадков, состоя­нию почв, даже экономическому состоянию. Даже самые популярные наши сорта Таня, Гром, Юка, долгое время лидирующие по площадям возделывания, не могут закрыть всех ниш. 

Более того, мы создаём искусственный дефицит по их семенам, чтобы они не затирали другие, современные, с улучшенными показателями.

Не только сорт

Между тем, отмечают спе­-циалисты, даже правильно подобранный сорт ещё не гарантия хорошего урожая. Много зависит от качества семян. И тут, как выясняется, могут возникнуть сложности. Только в Ростовской области насчитывается 67 семеноводческих хозяйств. Но по-настоящему отборный материал производят далеко не все из них.

– Рынок устанавливает свои правила, – говорит начальник отдела координации развития семеноводства донского минсельхозпрода Анатолий Шаповалов. – Когда хозяйства подают документы для получения субсидий на семеноводство, мы видим, сколько из них ведут реальную торговлю. Это 7-10 предприятий. Остальные «работают» на бумаге.

– Даже если семеноводческое хозяйство и купило для размножения суперэлиту, но пересеивает её, не обращая внимания на агрофон и другие особенности, то ничего хорошего не получится, – поддерживает коллегу Анатолий Грабовец. – Только название сорта ничего не решает в вопросах производства. Если посеять семена одного и того же сорта, но с разным содержанием белка, то и разница в урожайности будет 2-3 центнера. Я считаю, что Минсельхоз должен проводить аккредитацию таких хозяйств раз в два-три года. И отслеживать: в каких условиях и на каком агрофоне они выращивают семена. 

По словам заместителя начальника отдела контроля и надзора в области карантина растений и семеноводства управления Россельхознадзора по Ростовской, Волгоградской, Астраханской областям и Республике Калмыкия Ларисы Бабичевой-Ганага, на сегодня в стране отменено лицензирование права производства семенного материала. Выращивание семян, хоть для собственных нужд, хоть для продажи, доступно любым аграриям.

– Поэтому зачастую этим занимаются хозяйства, не имеющие достаточной материально-технической базы, – рассказывает специалист. – Речь идёт не только о сортовых прочистках, но даже и о подготовке посевного материала. Мы часто проверяем его качество и периодически выявляем партии, не соответствующие нормам. Например, в прошлом году было обнаружено около сотни подобных партий. И что самое удивительное для меня – это рост числа нарушений по содержанию в посевном материале карантинных объектов. То есть не выполняются даже базовые требования к состоянию семян!

Также законом не определён и порог репродукции семян, допускаемых к использованию, продолжает Лариса Бабичева-Ганага. Можно сеять хоть вторую, хоть четвёртую. Остаётся надеяться на региональное законодательство – скажем, в Ростовской области местным законом не рекомендовано опускать в землю семена ниже третьей репродукции. Но это лишь рекомендации.

– До сих пор некоторые хозяйства приобретают семена у «соседа», сеют их по несколько лет, доходя до восьмой репродукции, – сетует специалист Россельхознадзора. – Вывод тут один. Кто умеет считать деньги, тот выбирает нормальные семена.

Время, когда для всех сортов пшеницы применялась одна агротехнология, давно прошло, резюмирует Сергей Сухомлинов. Под каждый конкретный сорт нужен свой набор инструментов, точечный подход. Без этого весь потенциал современных сортов не раскрыть. Ну, а что касается наполнения мозаики, то председатель СПК колхоз «50 лет Октября» всякий раз с удовольствием цитирует девиз кубанских селекционеров:

– Самый лучший сорт – это новый сорт.

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 34 от 23.08.2017 под заголовком: «Под руку с Лидией и Таней»
+1
+3
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.