Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → "Кредитно-человеческая история". Каково начинать сельский бизнес с нуля

+1
+1
-1
Комментариев: 1
вт, 14.02.2017 14:20

– Даже если я всё-таки стану главой крепкого фермерского хозяйства, всё равно буду сам выезжать в поле, не могу без этой работы, – говорит Виктор Кулюк.

Несколько лет назад он выиграл грант как начинаю­щий фермер и с жаром взялся за дело. Но вряд ли он предполагал, как быстро закончатся выделенные полтора миллиона и что всё остальное время ему придётся работать исключительно «на банк». О том, каково это – начинать сельский бизнес с нуля, рассказываем в нашем репортаже.

Банально звучит, но к фермерству Виктора Кулюка подтолкнула сама жизнь.

– Я вырос в довольно зажиточной семье, – рассказывает он. На выезде из Морозовска, там, где начинаются уже поля, мы ходим по его ферме. Самодельный коровник, старенькая техника (за исключением трактора и подборщика), загон – всего этого три года назад здесь не было. Сам Виктор – высокий, темноволосый, крепкий парень. Негоже мне оценивать мужскую красоту, но, по-моему, вполне красивый: кровь с молоком, сразу видно, крестьянский сын.

– Родители работали в колхозе, и у нас было обширное хозяйство: 12 коров, 60 баранов, свиньи. Так что к сельскому труду я привычен и хорошо его понимаю. Считаю, что это благородный труд. Но в 1990-е колхоз развалился, и семья наша тоже распалась, я остался с матерью. Отслужил в армии, поработал какое-то время в Москве, ездил в Адлер. 

Понял, что никому мы там не нужны: зарплата 35-40 тысяч, половина из которых уходит на жильё и дорогу. Где родился, в общем, там и пригодился. Вернулся я домой, начал встречаться со своей будущей супругой... Дело дошло до свадьбы. Но работать в районе за 12 тысяч не хочется. И я решил: «Надо открывать своё дело».

Виктор Кулюк заготавливает сено для своих коров только самостоятельно

Собственно, «бизнесовать» Виктор начал ещё до того, как получил грант: приятель, у которого он был механизатором, дал в аренду 100 га земли и помог обработать её. Потом, со второй попытки, подоспела и господдержка. В 2014 году Виктор получил 1,4 млн рублей на создание молочной фермы. На эти деньги он купил трактор МТЗ-82, шесть голов скота (отборные симменталы – к выбору поголовья Кулюк относится скрупулёзно, перед покупкой проверил все прививки до единой) и 64 га пашни, взял у местного фермера. К ней прилагалось также 12 га пастбищ. И всё, деньги кончились. Далее началась многосерийная кредитная история Виктора. Детективного в ней пока ничего нет, только производственное. И слава богу. Но первые драматические нотки уже слышны.

– Что можно сделать с шестью коровами? – рассуждает Кулюк. – Только на доярку и будем работать. Поэтому я взял кредит и купил ещё шесть голов – вместе со всеми хлопотами, карантином и перевозкой они обошлись мне в 1,1 млн. Надо же как-то двигаться вперёд (эту фразу Виктор часто повторит во время беседы. – Прим. ред.). Плюс корма – как их заготавливать? Нужен пресс-подборщик. Это очередной кредит.

...Виктор открывает дверь коровника. Оставив след на специальном коврике с дезинфицирующим составом, мы заходим внутрь. Среди соломы и навоза методично пережёвывают корм гладкие, ворсистые, бело-коричневые коровы. 

Выясняется: почти все стельные. В углу уже шевелится, пытаясь встать, пара телят – родились вчера, в обед. Отёл проходил сложно, делится Виктор: впервые пришлось самому тянуть телёнка. Но ничего, справился.

Навозом в коровнике, кстати, шибает крепко. Виктора это радует: значит, сено хорошее. Он заготавливает его сам – только ночью, по специальной технологии, чтобы влажность была соответствую­щая. Не сено, а букет – до сих пор пахнет лугом.

– Вот это помещение мы с ребятами строили своими руками, хозспособом, – Кулюк окидывает взглядом потолок, стены. – Я купил для трактора навеску-бур, залили 64 лунки. 

Положили плиты, обрешетили бэушной древесиной стены. Изоляция, шифер. У меня тут вода, канализация – всё есть. А делали в чистом поле.

К слову, о полях.

К той земле, которая у него уже была, Виктор взял в аренду дополнительно 103 гектара, плюс оставались родительские, немежёванные, 48 га. Итого – полновесные три сотни гектаров. Растениеводство его и спасало первое время, пока коровы не давали молока, телились, были в запуске.

Весной 2015 года с помощью приятеля он посеял ячмень, кориандр, немного проса, пшеницы. Семена, солярку тоже, разумеется, брал в долг. Всё в долг, всё в аренду, по дружбе, по-братски, по-деловому. Попутно шабашил на тракторе – грузил «Камазы», возил сено. Тем и жили. 

– Мы сеяли то, на что хватило денег, – разводит руками Виктор. – Можно было, конечно, посеять, например, кукурузу. Но там 800 тысяч рублей только семена потянут, не считая солярки. Семена пшеницы тоже дорого стоят, и то – брали третью репродукцию. Урожай получился средний. Ячменя продали на 140 тысяч рублей, проса – на 600 тысяч, и кориандр дал почти миллион. Продавали зерно из-под комбайна, поскольку хранить его негде. Но вся выручка ушла в итоге на запчасти, возврат кредита за подборщик и другие долги. Раздали пайщикам 35 тонн ячменя... В общем, сработали по нулям. Ещё мы в 2015 году купили устройство для погрузки рулонов, телеги для перевозки соломы. 

Сделали своими руками из рухляди отличную телегу для зерна.

Осенью 2015 года коровы фермера наконец-то начали давать первое молоко. Виктор сдаёт его на молзавод в Тацинском районе. Так меньше возни, грузовик приезжает с завода сам. Но в этом есть и свои минусы: цена на сырьё в лучшие месяцы достигает 18 рублей за литр, а в сезон и того меньше – 13-14 рублей. При этом качество отменное, жирность 4,1%: симменталы не подвели, да и корм, опять же, чистый букет. В месяц доходило до 4,5 тонны молока. Чтобы снизить кислотность, Виктор – опять в аренду – взял холодильную камеру. Туда опускаются фляги с молоком до приезда заводской машины. Конечно, ему нужен хороший, а главное – свой – охладитель. Говорит, уже нашёл ребят, которые сделают 300-литровый за 50 тысяч. Закажет, как только появится лишняя копейка.

Проблема в том, что она, зараза, никак не появляется.

– Где-то с ноября по июнь мы получали субсидию на наше молоко, – вспоминает Виктор Кулюк. – Выходило нормально, по четыре с лишним рубля на литр. Но потом мне сказали, что бюджетные деньги кончились, и больше я субсидию не получал. Хотя в этом году, вот, обещают – по пять тысяч на содержание каждой головы КРС и по пять рублей на литр. Правда, это только весной будет. Обращался в администрацию, говорят, деньги пока не поступили.

В среднем, молоко приносило фермеру по 70-80 тысяч в месяц. Ещё немного – шабашки и продажа сена на сторону. Кулюк укатывает его ежегодно по 350-400 рулонов, на себя хватает с излишком. Неплохо, если прикинуть. Но даже эти деньги съедали кредит и текущие расходы.

Поголовье у фермера отборное

– У меня по условиям гранта на ферме трудоустроено два человека. Одних налогов и пенсионных отчислений я плачу за них 12 тысяч в месяц. И зарплата – столько же, выше не могу пока. – Виктор не жалуется, спокойно и даже с улыбкой перечисляет суммы, потому что я попросил. И мне, городскому человеку с единственной ипотекой и ранимой психикой, открываются чудесные реалии «молодёжного» российского фермерства.

– Дальше, на бухгалтера семь тысяч и доярка – 12 тысяч. Когда раздаиваем коров и дойка три раза в день, то и до 15 выходит. Проценты по займу на коров (я брал его на семь лет под 23,2% годовых) – ежемесячно около 20 тысяч... И каждый квартал плата по основному долгу – 50 тысяч. Так и набегает. И это я не называю здесь расходы на свет, ветеринарные препараты, свидетельства, бензин...

Глаза у меня округляются сами собой.

– А на что ты живёшь? – спрашиваю.

– Ну, примерно выходит 15 тысяч в месяц. Не жируем, конечно.

– Жена не помогает? Фермеру жена первый помощник, доярка и переработчик.

– Нет, когда женились, она мне сразу сказала: «Прости, это не моё». Она у меня парикмахером работает в Морозовске. Морально поддерживает, конечно. Ну и, по сути, платит коммуналку, ипотеку на квартиру и кредит за машину. И тёща активно помогает, спасибо ей.

– То есть у тебя ещё два кредита?!

– Ну да, мы ведь с нуля начали...

Нет, история взаимоотношений Виктора и банка на этом не заканчивается. Как вспоминает фермер, 2016 год хоть и ознаменовался важным событием, но прошёл очень сложно. 

Из-за нехватки денег на семена осенью не удалось посеять озимую пшеницу – почти двести гектаров были обработаны и ушли под пар. Весной, чтобы посеять хотя бы яровые, Кулюк взял новый кредит, 800 тысяч, на «оборотку». Заложил под него недавно купленный новенький пресс-подборщик. Сумма рассеялась быстро: солярка, семена, туда-сюда. Ячмень посеяли частью по парам, частью по пахоте – уж как вышло. А незадолго до уборки, заранее договорившись с перекупщиками зерна, Виктор взял у них деньги вперёд и приобрёл в Волгоградской области десятилетний «Дон-1500». Он обошёлся ему в 1,7 млн, не считая перевозки – почти весь доход от планируемого урожая.

– Ты зачем все деньги на комбайн-то потратил?!

– Ну а как иначе? – удивляется Кулюк. – Нанимать технику очень дорого. На мои триста гектаров будет около 700 тысяч, какой смысл тогда работать? Ну и опять-таки: пока сосед свой урожай не уберёт, ко мне он не приедет. А это срыв сроков. Я до того убирал старенькой «Нивой». Она всего на два года младше меня (сейчас Виктору полных 27 лет. – Прим. ред.). Молотить уже не может, я её приспособил валить траву.

– У тебя основная часть расходов, получается, идёт на растениеводство. А грант ты брал на коров. Может, именно на них и стоило сконцентрироваться?

Виктор протестует.

– Нет! Невозможно выжить, когда всё покупаешь на стороне. Один рулон сена – это тысяча рублей. А в Тацинке вообще продают по 2,5 тысячи. Без растениеводства не вытянешь, особенно когда коровы в первые месяцы не дают прибыли. Я как-то общался с дагестанскими начинающими фермерами. Они пасут скот зимой, в любую погоду, в холод и мороз. Я так не хочу. Корма нужно заготавливать заранее, они должны быть качественными. Если бы молоко стоило по 25 рублей за литр, тогда ладно, покупай. Но оно ведь стоит 14! Ну, и те же зерновые – как их не сеять? Может, я поторопился, что всего набрал. Но надо же как-то стартануть, за что-то зацепиться! В 2016 году, кстати, я выполнил свой заявленный бизнес-план по молоку на 106%!

Короче, секрета здесь уже нет: из-за покупки злополучного, но такого нужного в хозяйстве комбайна у Виктора Кулюка сейчас образовалась некоторая проблема. Станет ли она серьёзной и добавится ли драмы в его историю, покажет время. Но уже третий месяц он не платит по двум своим главным кредитам. Нечем: «оборотка» потрачена, коровы в запуске, молока они сейчас не дают. Впереди весенняя посевная, но ни на семена, ни на солярку нет ни копейки. Летом можно убирать озимую, её посеяно 70 гектаров по парам. Но это будет только летом.

– Если посчитать платежи и затраты на весенний сев, то мне до марта-апреля нужно перехватить 600-700 тысяч, – впервые за нашу встречу Виктор хмурится. – Банк вроде обещает пойти навстречу и пролонгировать кредиты, только надо закрыть задолженность. В минсельхозе тоже обещали подключиться. Я же ещё налоговой должен... Наверное, придётся распродавать телят, когда все коровы отелятся. Мы уже считали – выгоднее их двухнедельными реализовывать, чтобы не переводить молоко на выпаивание. Затраты неоправданные. Это даст мне около 150 тысяч рублей. Весной коровы начнут опять давать молоко, пойдёт «наличка». Но на посевную всё равно денег нет. Буду, наверное, искать партнёра, сеять вместе. В общем, выкруживать как-то.

– Может, продать комбайн?

– Ну а смысл? Опять упаду на ступеньку ниже. Мне развиваться надо! Вон, администрация района предлагает купить ещё 137 га земли. Прекрасный участок – прямо недалеко от моего. Земля не используется, простаивает. Добавить бы эти гектары к моим, получится почти 500. Замечательно! Но на это тоже нужны средства.

Вообще, у Виктора масштабные планы на будущее. Он хочет не только увеличивать земельный банк, но и наращивать поголовье. Правда, в свете сегодняшних затруднений непонятно, как всего этого добиться.

– Если увеличивать стадо, то надо бурить полноценную скважину, – рассуждает фермер. – Покупать глубинный насос, ставить водонапорную башню. Сейчас у меня просто работает колонка с подъёмником. Плюс нужен надёжный летний баз из металла. Деревянный коровы ломают. Электричество бы провести на 380 Вт... Я на барахолке купил крупорушку, перебрал её вручную. Она способна перерабатывать до пяти тонн зерна в час! У меня есть полсотни балок запасных, хочу пристроить ещё один сарай, кормовую базу сделать... Плиты найду где взять. В перспективе можно и переработку наладить, сыр продавать.

Сильнее всего Виктора расстраивает то, что «кассовый разрыв» наступил у него именно сейчас, когда только-только пошёл взлёт. 

– Сказать бы, что я не развивался всё это время, – вздыхает он. – Так ведь нет. Столько всего было сделано...

– Почему так произошло, как думаешь?

– Мне кажется, тем фермерам, кто начинает с нуля, нужно давать какую-то отсрочку. По налогам, по кредитам... Мы ведь платим бешеные проценты. По сути, работаем на банк. Нужно, чтобы человек сначала экономически окреп и что-то вложил в своё хозяйство. Ведь гранта не хватает на всё необходимое. На чём возить корма? Чем заготавливать, чем косить? Один пресс-подборщик стоит полмиллиона. У меня в бизнес-плане предусмотрен высев многолетних трав. Но чтобы ими заниматься, нужна хорошая сеялка, позволяющая выставить нужный объём. А мои сеялки – хлам. Хорошо хоть такие дал человек, они у него в металлоломе лежали. Там надо высевающие элементы менять, это дорого.

Конечно, фермеру лучше идти в животноводство, когда уже имеется некая растениеводческая база, рассуждает Виктор Кулюк. Это и техника, и земля, и капитал. Тогда будет проще отдавать кредиты и в тратах не придётся распыляться.

Но, понятно, такое может советовать лишь человек, который сам пошёл по перпендикулярному пути.

Заканчивая разговор, Виктор то ли в шутку, то ли всерьёз замечает.

– Ну, если уже совсем ничего не получится с кредитом, то я всегда могу распродать поголовье, технику – и ещё в плюсе останусь. Уйду в армию по контракту, я, кстати, старшиной увольнялся. Во время службы грамоты получал.

Но мне в такое развитие событий верится слабо.

– Да ладно, не может быть, чтоб ты всё бросил. Ведь затянуло уже. Сам говорил, что с детства мечтал.

Виктор улыбается.

– Ну да, буду крутиться теперь до последнего. Что-нибудь обязательно придумаю.

И вот это ответ – уже состоявшегося, а не начинающего фермера.

Тимур САЗОНОВ
г. Морозовск, Ростовская обл.
Фото автора

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 7 от 15.02.2017 под заголовком: «Кредитно-человеческая история»
+1
+1
-1
Комментариев: 1

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Комментарии

Аватар пользователя Vladimir Novikov
+1
0
-1

"– Ну да, буду крутиться теперь до последнего. Что-нибудь обязательно придумаю."Эта фраза Виктора,как нож по сердцу,думаю,не только по моему,а по сотням загубленных инициативных неравнодушных сердец,которые из года в год маятся под давлением банкиров и нерадивой власти.Власть,которую избирает народ, должна для него работать.Она не работает.Все банковские договора для сельхозпроизводителей необходимо пересмотреть.Ну почему в Казахстане кредит дают как в советские времена под 2% годовых,а у нас под 15-20%.Сейчас вроде бы под 5%.Что там в Казахстане почвы лучше или осадков выпадает больше.Нет,это власть поддерживает своего производителя.Сомневаюсь,что фермерам под такую ставку дадут кредиты.Получат,думаю,лишь единицы.Почему рабочий человек должен жить в муках? Когда от болтовни перейдем к реальному развитию.Посмотрите на наши села,жутко становится.Молодежи нет,работы нет,строительства нет - будущего нет.Кто об этом думает? Главное для власти,вовремя банки поддержать.Почему? Да потому что многие депутаты и власть предержащие являются участниками банковских структур.По сути депутаты от народа и наши власть предержащие обдирают свой народ до нитки.Поэтому и некому подумать за народ,кроме как штатных единиц в лице Миронова,Зюганова,Жириновского и заботливой проолигархической "Единой России".