Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Анализ, прогнозы, мнения → Вадим Бандурин: «С АККОР никакого взаимодействия у нас нет» [+ВИДЕО]

+1
0
-1
Комментариев: 0
Чего ждать аграриям от новой фермерской ассоциации?
ср, 06.09.2017 12:57

В феврале 2017 года в Ростовской области появилась ещё одна организация, отстаивающая интересы малого агробизнеса: Ассоциация фермеров Дона (АФД). До этого фермерская повестка почти целиком формировалась в регионе членами АККОР. Руководителем (а также одним из вдохновителей) АФД стал бизнесмен, глава ГК «Агротехник» Вадим Бандурин.

Это вызвало неоднозначную реакцию среди аграриев – некоторые увидели в создании ассоциации коммерческий интерес. В эксклюзивном интервью «Крестьянину» Вадим Бандурин рассказал, зачем на самом деле была создана Ассоциация фермеров Дона, на какие деньги она существует и с какими законодательными инициативами планируют обращаться к властям общественники.

Планы и направления

– Вадим Владимирович, давайте начнём с наиболее очевидного и интересующего всех вопроса. Вы успешный бизнесмен, машиностроитель – зачем вам понадобилось создавать фермерскую ассоциацию?

– Я давно занимаюсь общественной деятельностью, мне всегда это было интересно. К тому же в какой-то момент донская АККОР фактически прекратила свою деятельность. Ростовская область всегда была аграрным регионом. И это неправильно, если здесь не будет структуры, которая представляет интересы фермеров в органах власти. Поэтому мы решили её создать. Ассоциация появилась в феврале 2017 года, учредителями стали полтора десятка фермеров из разных районов области.

– Сколько участников сейчас входит в объединение? Что удалось сделать за минувшие полгода?

– В АФД уже насчитывается около двухсот человек. В Ростове-на-Дону в штате организации состоит три человека. Структура ещё формируется, до конца года создадим Совет ассоциации. Мы уже определились с 25 кандидатами в руководители районных отделений. Провели встречи и утвердили кандидатуры только в пяти, но до конца года сделаем это в остальных районах. Далее в зависимости от особенностей района определимся с форматом: либо просто представитель, собирающий статистику и обращения фермеров, либо полноценный филиал с офисом и персоналом.

– Чем будет заниматься ваша ассоциация? Какие планы?

– Мы выбрали для себя несколько направлений деятельности. Первое – это практическая работа с аграриями, решение их каждо дневных проблем: оформление документов для получения субсидий, грантов, сертификатов соответствия, даже разрешений на проезд негабаритной техники. Мы наладили сотрудничество с Росагролизингом – через нас проходит много лизинговых заявок. Подключились к работе кооперативов, с нашей помощью уже зарегистрирован первый овощной снабженческо-сбытовой кооператив в Каменском районе.
Второе направление – законодательные инициативы. Есть несколько вопросов, которые мы взяли в повестку и планомерно отрабатываем, проводим в районах первичные общественные слушания. В ноябре, думаю, закончим. Учтём все мнения, сформулируем и отправим в Законодательное собрание области. Это, конечно, долгий процесс, но им нужно заниматься.

Что за инициативы? Ну, возьмём тот же проезд негабаритной техники. Где бы мы ни проводили встречи, эта проблема озвучивается. Она ежедневная: при желании контролирующие органы могут враз прекратить деятельность любого предприятия, остановив движение техники во время полевых работ. Это опасно, поэтому мы считаем, что законодательную базу нужно срочно скорректировать.

Когда мы начали углубляться в тему, вскрылись очень интересные вещи. Я сам присутствовал на одном из предпосевных совещаний. Выходили докладчики и рассказывали, каким они видят решение проблемы: районные чиновники, представитель ГИБДД, фермеры… И у всех было разное понимание!

Сложности начинаются даже с того, что нет чёткого алгоритма, как оформлять эти разрешения. Далее – у нас в области существует четыре вида дорог: федеральные, регио нальные, дороги поселений и межпоселковые. И на все четыре вида требуют разрешений. Причём каждое из них действует три месяца и не учитывает полевую сезонность. На тот же комбайн приходится дважды оформлять бумагу – в этом просто нет смысла! Да и сами нормы устарели. Их нужно менять, они всё равно не выполняются. В конце года мы обязательно запросим статис тику: сколько за год выдано таких разрешений и сколько техники ездит по полям. У нас ведь тысячи машин! А выдаются лишь десятки бумаг.

– Но изменение законодательства в подобной сфере – это федеральная история. Что можно сделать на уровне региона?

– Конкретно в регионе мы бесплатно оформляем эти разрешения. Но также готовим пакет поправок, с которыми будем выходить на депутатов различных уровней. Их суть в следующем: документы должны выдаваться минимум на год, сразу для проезда по всем типам дорог. Одно разрешение на всю технику в хозяйстве, списочно. Ведь техника у фермеров одна и та же, и ездит она по одним и тем же дорогам!

Это как минимум. Как максимум – будем предлагать хотя бы для межпоселковых дорог изменить нормативы допустимых габаритов. Чтобы те же комбайны и культиваторы вообще не пришлось оформлять. Есть вопросы и по стоимости разрешений. Сейчас надо платить за каждую машину. Само собой, мы считаем, что платить надо один раз и за все машины разом.

Теперь – где оформлять бланки? Если у нас четыре типа дорог, то и обращаться приходится в разные инстанции. А должен быть МФЦ: фермер пришёл туда, условно, в декабре, один раз подал заявку, через 15 дней получил ответ и свободен.

Ещё один законодательный вопрос – содержание поголовья скота в ЛПХ. У людей очень неоднозначная позиция по этому поводу. Животные на подворье – зачастую единственный источник дохода во многих сельских семьях. Поэтому, конечно, любые предлагаемые ограничения нужно изучать и обсуждать. Животноводство и так не развивается, а дополнительные нормативы могут негативно отразиться на состоянии отрасли. Но есть и другая вещь – потравы. Сегодня наложить на ЛПХ санкции со стороны ветеринарного законодательства практически невозможно. Только на юридическое лицо. Мы предлагаем дать возможность поселениям и органам надзора приравнять ЛПХ к юрлицам, чтобы на них тоже распространялись требования ветеринарии.

Ведь не секрет – многие специально ушли в ЛПХ, чтобы к ним нельзя было применить мер. Мы изучали законодательную базу российских регионов. Там встречаются ограничения и нормы содержания животных на подворье в привязке к имеющимся кормовым площадям. Мы пока только выслушиваем мнения, но к какой-то законодательной инициативе в итоге обязательно придём.

Ну и, наконец, самая болезненная тема – льготное кредитование. Её обсуждают все – и те, кто получил кредит, и те, кто даже не пытался. Приведу цифры: с начала 2017 года фермерским хозяйствам Дона выдано кредитов на оборотные средства (не беру инвестиционные) на сумму 394 млн рублей. В общей сложности заключено 211 договоров.

Давайте посчитаем – фермеров в области восемь с лишним тысяч, они обрабатывают 1,45 млн га пашни. Простая арифметика говорит нам о том, что на один гектар донские фермеры получили 360 рублей льготных займов. Что это за суммы? Ни по форме, ни по содержанию программа льготного кредитования не имеет значения для фермеров.

– Претензий к ней действительно было много. Но Минсельхоз РФ учёл многие пожелания – расширил список участников, допустил новые региональные банки и т. д. Вас это не устраивает? Чего бы ещё вы хотели?

– Едва ли не главным результатом действия этой программы я считаю то, что все увидели, как неэффективно работают наши банки. Стало понятно, сколько времени это занимает и какие требования они выдвигают. Как в принципе там относятся к мелким хозяйствам. И теперь очень важно, какой будет реакция именно на это знание. Допуск новых участников – это хорошо. Но если мы спросим фермеров, какая характеристика льготного кредита для них наиболее значима, 90% ответят: «Скорость выдачи». Даже не процентная ставка, потому что многие помнят, как она доходила до 30%. А именно скорость выдачи. Потому что с введением льготной программы она замедлилась. Поэтому надо вносить системныеизменения в подходы банков к работе в АПК. Надо выстраи вать отношения с ними. Без этого никакие мелкие поправки в программе не помогут. Но это, конечно, тоже федеральная повестка.
 
Чьи деньги?


– Давайте вернёмся к работе вашей ассоциации. Вы упомянули о консультационных услугах. Как вы собираетесь их развивать? Как считает президент донской АККОР Александр Родин, создать серьёзную сеть консультационных центров без государственного финансирования невозможно.

– По нашему мнению, ситуация должна выглядеть так: есть ряд услуг, которые востребованы фермерами. Мы обсуждали их – это оформление документов, ведение бухучёта, помощь в решении земельных проблем и т. д. За них фермеры готовы платить небольшие деньги. Выйдя на безубыточность, мы на этой базе сможем оказывать и бесплатные услуги для наших членов. При этом некоторые вещи, вроде оформления разрешений на проезд техники, мы уже делаем бесплатно. Всё будет развиваться постепенно.

Важный вопрос – технологическое сопровождение. Сегодня оно почти не востребовано, но в среднесрочной перспективе, думаю, понадобится. Такова общемировая тенденция. Технологии усложняются, машин становится больше. Конечно, мы тоже будем проводить свои семинары, Дни поля. Государственное финансирование в этой сфере? Сомнительно. На наш взгляд, консультировать должны только практики – к ним есть доверие. Это опробованная форма работы: вот успешный человек, член ассоциации, он готов делиться своими наработками. И вокруг него мы формируем среду, которой он помогает развиваться.

– Кто эти двести человек, которые вошли в вашу ассоциацию? Молодые фермеры? Клиенты бизнеса? Люди, недовольные АККОР?

– Наверное, понемногу все, кого вы назвали. Те, кто хочет заниматься общественной работой, активные производственники. Мы ориентируемся на них.

– Вы как-то говорили, что в ассоциации не будет членских взносов. Так задумано на первом этапе или это принципиальная позиция?

– Позиция принципиальная: взносов у нас не будет. Отчасти это связано с тем, что предусмотрены в том числе и платные услуги. Плюс мне кажется, что во взносах вообще нет необходимости. Изначально выстраивать работу, рассчитывая на это существовать, бессмысленно. И не имеет перспективы ни для финансовой устойчивости ассоциации, ни для закрепления членства в ней.

– Тогда у меня логичный вопрос: на какие деньги будет существовать АФД? Вы сами её финансируете?

– Как я уже сказал, частично за счёт платных услуг. Плюс мы всё же надеемся претендовать на грантовую поддержку для некоммерческих организаций. Она есть, просто в этом году мы не успеваем подать документы. Попробуем в следующем. Наконец, при создании ассоциации её учредители также вложили часть средств.

– О каких суммах идёт речь? Это больше миллиона рублей?

– Нет, конечно, меньше, и они рассчитаны на долгий срок. Хотя не исключаю, что со временем наши траты возрастут. Сейчас мы работаем над созданием сайта, к примеру. Но в первую очередь мы хотим быть интересны аграриям с точки зрения услуг. Это индикатор для нас. Насколько они будут востребованы – значит, настолько правильно мы всё делаем.

– В определённой части фермерского сообщества бытует мнение, что АФД – это карманная ассоциация лично г-на Бандурина, которая нужна для продвижения вашего бизнеса, связанного с продажей сельхозтехники. Что вы скажете на это?

– Я понимаю, что такой вопрос может возникнуть. Но те, кто знаком с бизнесом по продаже любых товаров и услуг в сельском хозяйстве, понимают: никакой ценности для продвижения продукта ассоциация не имеет. Более того, она несёт дополнительную нагрузку. Мы работаем на рынке уже десять лет. И понятно, что база фермерских контактов давно создана и мы со всеми контактируем напрямую. Современные фермеры грамотны и подкованы. Они прекрасно разбираются в препаратах, технике, семенах, и сказать им: «Покупайте, потому что вы член ассоциации…» – это невозможно.

– Ну, а вы предлагаете вашу технику участникам объединения? Есть ли скидки для членов АФД?

– Нет, никаких скидокнет. Это два вида деятельности, не связанные друг с другом. Ещё раз подчеркну: для предприя тия это нагрузка. Расскажу одну историю. У нас в АФД есть молодой фермер, он получил грант на животноводство. Закупил скот, начал ремонт помещений, и тут…
 
– И тут у него возник вопрос: а где бы купить технику?

– Нет, не «где купить», а «где взять деньги». У него не оказалось средств даже на бэушный МТЗ. Мы никогда не занимались продажами МТЗ. Он пришёл в ассоциацию, попросил помочь. В итоге мы нашли ему трактор, купили и отдали с рассрочкой на три года. Как вы считаете, это развитие продаж или нет?

– Кстати, мы говорим о вашем бизнесе, а что он собой представляет? Возможно, не все знают об этом. Скажите пару слов о группе компаний, которую вы возглавляете.

– Мы начинали с поставок и сервиса сельхозмашин. Сейчас мы их ещё и производим. Собственное предприя тие появилось в Аксае лет пять назад. Мы создавали его с нуля. Выпускаем широкозахватные сеялки для прямого посева, технику для возделывания овощей. Регионы поставок довольно широкие, от Крыма до Сахалина. Работаем в том числе на экспорт: Казахстан, Грузия, Монголия. Локализация производства достигает 80%, скоро техника должна попасть в программу №1432, получить субсидирование. Ну, и третье направление – это сельхозпроизводство.

У нас есть небольшое хозяйство в Матвеево-Курганском районе, около тысячи га. Вся земля обрабатывается по нулевой технологии. В следующем году там будет налажено орошение. Площади наращивать пока не планируем, а вот развиваться технологически, пробовать новое – да.

Идём до конца?

– Серьёзный бизнес… И сразу возникает вопрос. Отстаивание интересов фермеров, которые вы декларируете, подразумевает возможные конфликты. С чиновниками, с агрохолдингами, с силовиками… Это же очевидные риски для бизнеса. Как вы для себя решаете эту проблему?


– Сегодня любой бизнес в России подвержен рискам со всех сторон, которые вы упомянули. И в нашем регионе есть разные примеры в этом плане. Залог успеха – чёткая прозрачная деятельность в соответствии с законодательством – налоговым, таможенным, любым. Рисков со стороны общественной работы я пока не вижу. Что касается контролирующих органов, то большинство из их руководителей абсолютно контактные люди. Они понимают проблемы фермеров. И наоборот, идут навстречу в разрешении тех или иных вопросов.

– Давайте я спрошу иначе. Представим ситуацию – к вам приходит фермер и говорит: «На меня “наехали”, помогите, пожалуйста». Вы начинаете разбираться, и вам говорят: «Вадим Владимирович, не лезьте. Земля или хозяйство этого фермера нужны хорошим людям. Пойдёте защищать – получите проблемы с вашим бизнесом». Что вы ответите на такой вопрос?

– Нам уже приходят похожие обращения от фермеров. Здесь подразумевается несколько этапов работы. Сначала мы оцениваем, какова юридическая основа конфликта. Есть ли решения судов? Исполняются ли они? То есть сначала попробуем отработать через суд. Если решения суда не исполняются, то постараемся подключить как можно больше структур и людей, способных повлиять на ситуацию. Например, уполномоченный по правам предпринимателей. Или те же депутаты, представители АККОР. Но изначально должно быть решение суда. Иначе дело не имеет перспективы.

– Ну, а если это будет, как принято говорить, «голимый беспредел» под прикрытием высоких лиц? Встанете ли вы горой за фермеров?

– Я думаю, в нашем регионе подобная ситуация невозможна. И надеюсь, этого не произойдёт. Но в случае чего вектор движения будет один и тот же: мы пойдём законным путём, и пойдём до конца.

– Как известно, донской минсельхоз был в курсе создания вашей ассоциации и, скажем так, одобрял это. Учитывая подобные детали, насколько вы сможете критиковать данную структуру, если понадобится? И вообще – выступать против мнения чиновников?

– Идея о создании новой фермерской ассоциации была высказана на одном из предпосевных совещаний. И её поддержало высшее руководство области. Мы подхватили идею и начали процесс. Что касается возможных конфликтов с минсельхозом… Надо понимать: сегодня это единственный орган исполнительной власти, реализующий госпрограмму поддержки сельского хозяйства. Все проблемы, о которых мы говорим, создают другие структуры. Есть вопросы к ГИБДД, налоговой, пожарным, Россельхознадзору… Десятки контролирующих органов! Поэтому я даже не вижу почвы, которая могла бы формировать какой-то негатив. Более того, текущие меры поддержки в основном федеральные, и наше ведомство – лишь инструмент их реализации. Это единственный орган, способный помочь.
 
– В первую очередь я говорю о формировании аграрной политики в регионе. Того, что касается развития отраслей, введения новых видов поддержки, финансирования уже имеющихся и т. д. Насколько вы свободны в оценках? И есть ли расхождения с современной аграрной политикой в области?

– На сегодня все вопросы, рассмотрение которых инициирует наша ассоциация, поддержаны донским минсельхозом. И текущие, и перспективные. Я, честно говоря, даже не вижу, что тут критиковать. Наша задача – выходить с инициа тивами, повышать качество имеющихся программ и создавать новые. Этим и будем заниматься. К примеру, на предстоящем областном съезде кооперативов хотим выйти с соответствующими предложениями. Считаем, что региону нужен фонд поддержки кооперации.

А насчёт аграрной политики… Важно подходить к вопросам системно. Если фермерам будут доступны кредиты и возможность расширять земельные площади, то они станут развиваться. Пока что малый бизнес не выдерживает конкуренции в борьбе ни за землю, ни за кредиты. На аукционах холдинги разгоняют цену за участки до каких-то запредельных сумм. И вытесняют фермеров с земельного рынка.

Тут тоже есть поле для деятельности ассоциации. Приведу пример: в одном районе шли торги за право аренды участка в 430 га. Фермеры очень хотели получить его, но, разумеется, проиг рали. Цена дошла до 50 тысяч рублей в год за один гектар аренды! И смысл в том, что всё было сделано по закону. Значит, такой закон надо менять! Вырабатывать механизмы, которые бы ставили фермеров в приоритет при выкупе или аренде муниципальной земли. Иначе у них нет шансов на выживание.

И второе. Почему мы не говорим о том, чтобы давать фермерам льготные инвестиционные кредиты на приобретение земли? На наших встречах они не раз об этом упоминали. Данное направление можно вписать в программу льготного кредитования. И оставить данную «целёвку» именно для фермеров, а не для крупняка.

– О похожих проблемах говорят и в АККОР. Мы не можем обойти эту тему стороной – в области сейчас параллельно действуют две фермерские ассоциации. Вы конкуренты или нет? Планируете ли работать вместе?

– Вопрос заключается в том, какая польза будет фермерам от АККОР. Насколько их повестка востребована и реализуема в области. От этого и станем отталкиваться. Если предложения АККОР будут реально отвечать потребностям аграриев, то мы приложим все усилия для сотрудничества. Проблем с этим нет. Надо отдать должное ассоциации: за столько лет она сохранилась, развивается, и её представители есть в Госдуме. Но на сегодня я не вижу никакой повестки федеральной АККОР, не считая списков для льготного кредитования, которая бы реализовывалась в Ростовской области. Так что по факту, взаимодействия у нас никакого нет.

 

Глава Ассоциации фермеров Дона Вадим Бандурин: о господдержке, аграрной политике


Глава Ассоциации фермеров Дона Вадим Бандурин: о решении вопросов фермеров


Глава Ассоциации фермеров Дона Вадим Бандурин: о деятельности новой фермерской организации


Глава Ассоциации фермеров Дона Вадим Бандурин: о технологии прямого посева

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 555 от 35.02.2016 под заголовком: Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 36 от 06.08.2017 под заголовком: Вадим Бандурин: «С АККОР никакого взаимодействия у нас нет»
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.