Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Жизнь на селе → Несколько лет жители донского села пытаются доказать, что не воруют газ

+1
0
-1
Автор: irina.babicheva
Комментариев: 0
вт, 26.09.2017 12:32

В селе Сандата Сальского района красиво и спокойно. Небольшие дома, аккуратные заборчики, пёстрые клумбы и зелень деревьев – таким село представляется гостю. Но жизнь в Сандате не так безмятежна, как кажется на первый взгляд. Судебные тяжбы местных жителей с подразделением «Газпром межрегионгаз Ростов-на-Дону» длятся не один год: организация обвиняет людей в хищении газа, о чём «Крестьянин» писал в ноябре 2015 г. Вот только если раньше счета приходили на 10-20 тысяч рублей, то теперь – на 700 с лишним. Откуда берутся такие суммы и как доказать, что ты не вор?

Кто там?

Татьяна Симонова, местная жительница, встречает меня у калитки и тут же показывает дорогу к главному – к счётчику. Сумма долга женщины – 103 тысячи рублей.

– К нам пришёл слесарь, – начинает она, – попросил показать счётчик. Это было в 2015 году, я отходила от операции. Гостя встречал муж, Юра. Слесарь попросил включить одну конфорку на печке, посмотреть, будет ли реагировать счётчик на минимальный расход газа. Муж ушёл, оставив гостя наедине с прибором. Включил конфорку, возвращается и видит: слесарь колдует над счётчиком, что-то в нём ковыряет и явно торопится, как будто хочет успеть что-то сделать до прихода хозяина. На вопрос Юры: «Что вы делаете?» – гость ответил, что имеет на это право, поскольку со счётным механизмом какие-то неполадки. А муж глянул – пломба сорвана. «Да как же мы теперь будем, без пломбы-то?» – спросил. 

Слесарь поспешил успокоить мужа: не переживайте, мол, придёт контролёр, поставит пломбу – и всё будет хорошо.

Татьяна Симонова показывает взорвавшуюся колонку

И действительно, скоро в дом к Симоновым постучалась девушка-контролёр. На газовом счётчике установила пломбу в виде липкой ленты. Сказала, что другой не было, но и с этой проблем не возникнет.

– И всё как бы нормально, – говорила Татьяна. – Но 6 марта этого года у нас взорвалась колонка. Приехала комиссия. Одна сотрудница пошла на наш газовый счётчик взглянуть. Возвращается и говорит: у вас, мол, пломба исковеркана! Мы ей, конечно, всё рассказали: приходил слесарь, пломбу сорвал, заходила девушка – заклеила… На следующий день нас вызвал начальник сальского участка Вячеслав Петренко. Обвинил нас в том, что мы сорвали пломбу, а значит, и воровали газ. Конечно, мы ответили, что никакого газа не крали. Петренко потребовал доказать это в суде. Мол, если экспертиза покажет, что вмешательства в счётный механизм не было, то никаких претензий к нам не будет. Ведь отсутствие пломбы – не доказательство, что в счётный механизм кто-то вмешивался! Мы до сих пор судимся, уже пеня в 8 тысяч набежала. Экспертиза давным-давно готова, но счётчик всё никак не заберут у эксперта, потому что судья в отпуске. Но я знаю: экспертиза покажет, что мы газ не крали. Всё просто – мы этого не делали.

Татьяна была до последнего уверена, что выиграет суд. Уверяла, что ничего не боится: совесть чиста. 

– Нам все говорят: вы всё равно не выиграете. Да как же мы не сможем выиграть суд, если мы не воры и вмешательства в счётный механизм не было? – спрашивала она у меня в августе и не ждала ответа.

Татьяна Симонова собирала все квитанции и подшивала их в один журнал. Для того чтобы доказать: расходование газа соразмерно норме и за всё уплачено. 

...Татьяна позвонила мне с неделю-две назад и растерянно сказала: «Экспертиза показала, что вмешательства в счётный механизм не было. Но я проиграла суд».

Своя история у Сироштановых. 

– Моя жена – учитель в школе, – сразу говорит Владимир Сироштанов. – Смысла воровать газ никакого: все расходы на коммунальные компенсирует государство. Тем не менее в нас усмотрели «граждан-нарушителей». Приходила контролёр, сфотографировала счётчик, отправила фото на работу. И якобы по фотографии выяснили, что счётный механизм у нас стоит не тот, что должен. Тут мне, признаюсь, известно мало: мы получили дом по наследству, раньше он принадлежал родителям супруги. Что и как ремонтировалось в те годы, я знать не могу. Допускаю, что тесть мог ремонтировать счётчик – прибору 22 года. Но вскрывать счётчик не значит воровать газ. К тому же счётчик работал нормально. Специалисты должны были пригласить метрологов, которые бы оценили его, а ещё нужно было сделать экспертизу. В суд на нас не подают, просто приказывают оплатить всё большую и большую сумму. Мы заменили счётчик и подали иск в суд.

Цены на месте не стоят, сетует Владимир. Сначала им насчитали 136 тысяч рублей, затем сумма изменилась на 139 тысяч, к этому добавилась пеня – 7 тысяч с лишним… Теперь, по словам Владимира, сумма долга – почти 150 тысяч рублей.

Экономить силы или деньги?

– Я был в Сальске, когда пришла контролёр, – рассказывает Николай Вакула. – Дверь ей открыла жена, Мария. Контролёр попросила что-то принести, жена отлучилась, а как вернулась, видит: контролёр хлопочет над пломбой. Говорит, что установлена не заводская, а какая-то другая. Почему? Жена в ответ: «Да откуда ж я знаю? А почему ваши специалисты раньше не видели, что пломба не та?»

Николаю Ивановичу насчитали 726 тысяч рублей. Поначалу. Откуда взялась такая сумма, мужчина не понял. Но очень заинтересовался.

– Я пошёл к начальнику участка, попросил пересчитать. Тот извинился, сказал, что сбились настройки на компьютере. И правильный счёт не 726 тысяч рублей, а 324. Посчитали по нормативу на восемь прописанных в доме людей. Откуда они взялись, если в доме прописаны трое: я, жена и дочка? Я сейчас снимаю квартиру в Сальске, дочка живёт в Ростове, но прописаны все там. Но ведь три не восемь! Я у главного инженера, замещавшего Петренко, спрашивал, какая должна быть пломба. А он отвечает: не скажу, а то вы гравировщику закажете, и он вам такую пломбу сделает. Затем прошло немного времени, Вячеслав Викторович говорит: «Купите новый счётчик, и всё уладим». Купил. Газовики приезжают, обрезают нам газ. И счётчик новый установили. Я спрашиваю: а как теперь подключать? Услышал: вы заплатите 324 тысячи плюс пеню, что набежала, тогда мы всё подключим. Ну откуда у людей такие деньги? То семьсот с лишним, то триста с хвостиком. А хвостик-то – ого-го! Хотите лишних денег – насчитывайте 5-6 тысяч, имейте совесть! Моя жена, например, нигде не работает, потому что в селе работы нет. Местные выживают за счёт хозяйства: кто бычков держит, кто свиней. Ну как так жить?

Не все жители находят время судиться с газовиками. Юрий Бондаренко заплатил без суда. Говорит – некогда, работа ждать не будет.

– У нас остановился счётчик. Просто перестал работать: всё было целое, и пломба на месте, а счётчик не крутит. Приехавшие к нам специалисты ситуацию оценили и сказали: ну, тысяч десять потратите, не больше. Ладно, думаю, а куда деваться. Приезжаю к начальнику участка, он мне насчитывает 42 тысячи рублей. За что, спрашиваю. Разве они имеют право считать за полгода, ведь сумма рассчитывается с момента обнаружения до замены счётчика? А затем прозвучала сумма: 62 тысячи… Приехали, перемеряли всё. «Что вы мне считаете, – говорю, – у меня газ только в дом поступает. Летнюю кухню не считайте, там баллонный газ». Кухни даже в проекте нет, она не подключена. Тем не менее, как я понял, в итоговую сумму её включили. И мне пришлось заплатить 62 тысячи. Без суда, потому что было некогда с ними судиться: шла уборка, надо было в поле работать, а не бегать бумажки собирать. Сын сельским хозяйством занимается, я помогаю. И что толку с ними бодаться? Я не вижу смысла, всё равно проиграю. Я не знаю, почему должен был платить, но заплатил. Вместе со счётчиком вышло тысяч 70. Я этому не удивляюсь. Вот если бы они сказали заплатить сто рублей, я бы удивился. Затем Юрий добавляет, что его жена – директор и учительница в музыкальной школе. Расходы на коммунальные услуги семье компенсируются. Смысл им воровать газ?

А судьи кто?

Анна Савенко – из тех немногих, кому удалось восстановить своё доброе имя и уберечь кошелёк. Анна Семёновна – квартальная, следит за порядком. Она не скрывает: благодарить за это нужно судью.

– Субботнее утро, полдесятого, – описывает она сцену прихода контролёра. – У меня был юбилей 26 февраля, а она пришла 27-го. Представьте: забегает женщина, говорит, что ей надо снять показания счётчика. Надо – значит, надо. Говорю: пожалуйста, проходите. Собачку свою, тойтерьера, в дом завела. У меня флигель, на котором счётчик, к дому пристроен. 

Но вход разный. Она к флигелю побежала, а в нём – море букетов. «Ой, какая у вас тут красота!» – восхитилась гостья. «Да юбилей вчера был, – объясняю, – в два ночи только спать легли». И тут она начинает ногтем ковырять пломбу. Я говорю: «Так, а ну-ка тормозите. Вы что делаете вообще?» – «Что надо, то и делаю». – «Во-первых, – говорю, – я не хозяйка этого дома. Вы не имеете права без хозяина что-то делать с его имуществом. Сейчас придёт хозяин, тогда». Забегаю в дом, зову мужа: «Толик, выйди, пожалуйста». Пока муж пришёл, она уже пломбу выкинула – та на полу валялась. «Вы вскрывали!» – кричит. А я ей: «Девушка, кто вскрывал? Вы посмотрите, там пыль мхом покрыта! Я боюсь к нему прикасаться, даже тряпку не подношу. У меня везде идеальный порядок, а на счётчике мох лежит. Ну их, ваши пломбочки – четыре ленточки, стикеры – я даже не знаю, что там что». Столько лет у меня этот счётчик, пыль не стираю даже по великим праздникам, на Пасху. Она как начала орать! Муж отработал машинистом в локомотивном депо, характер у него очень уравновешенный. Голос ни на кого не повышал. И ей он так спокойно говорит: «Вы вообще кто?» – «Я контролёр!» Муж потребовал показать удостоверение, контролёр начала заикаться, но так и не показала документы. Ну, муж недолго думая сказал: «Пошла отсюда вон!» Но это ведь не мат. А в районной газете написали, что он контролёра матом обложил. 

Сорванная пломба на счётчике

Село на ушах стояло: «Кто? Савенко? Обложил матом? Так он матом, оказывается, ругаться умеет!» И объяснительную в суд предоставили: контролёра, мол, чуть ли не избили, не изуродовали… Вроде как муж её чуть ли не за шкирку вытащил, поливая нецензурной бранью. А судья говорит: да-а, я вижу! Если бы не адвокат, я бы его голоса не слышала!

– Когда пришли на второе судебное заседание и нам назначили экспертизу, мой адвокат пришёл с адресом эксперта. Представители «Газпром межрегионгаза» пришли с тремя адресами. Судья выслушала всех и сказала: «Ни ваша, ни ваша – а будет моя независимая экспертиза, на Ленина, в Ростове-на-Дону». И все притихли. Вскоре пришёл результат. 

Экспертиза показала, что вмешательств в счётный механизм не было. А у других моих знакомых судьи ведут себя иначе: заказывают повторную экспертизу. А никакой экспертизы быть не может! Если один эксперт уже вскрыл механизм, как другой сможет вынести заключение, что счётчик вскрыт не был?

Сальский городской суд обязал ООО «Газпром межрегионгаз Ростов-на-Дону» произвести перерасчёт задолженности за потреблённый газ, исключив из суммы задолженности оплаты на потребление газа сумму, начисленную по нормативу, а также пени. Более того – взыскать с «Газпром межрегионгаз Ростов-на-Дону» компенсацию за моральный ущерб в размере пяти тысяч рублей и штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя – две с половиной тысячи. Но и это ещё не всё. Самый гуманный суд в мире постановил взыскать с организации все судебные расходы, которые пришлось оплачивать семье (ещё двадцать пять тысяч двести сорок четыре рубля), в том числе оплату адвоката, экспертизу и составление искового заявления. Апелляция оставила решение суда без изменений.

Правила о двух концах

Главный документ, на который ссылаются стороны конфликта, – постановление правительства РФ от 21 июля 2008 года № 549 «О порядке поставки газа для обеспечения коммунально-бытовых нужд граждан». В народе его называют просто: ППГ 549. Сокращено не от «подвижное пулемётное гнездо», а от «правила поставки газа». К опытной советской танкетке отношения не имеет никакого.

Представители «Газпром межрегионгаза» ссылаются на 28-ю статью вышеупомянутых правил, которая гласит: «В случае повреждения целостности любой из пломб или возникновения неисправности прибора учёта газа, о чём абонент уведомил поставщика газа в день обнаружения такой неисправности, объём потреблённого газа определяется в соответствии с нормативами потребления газа за период со дня уведомления и до дня, следующего за днём восстановления пломб, в том числе установки пломбы на месте, где прибор учёта газа после ремонта присоединяется к газопроводу. В случае если повреждение пломб или неисправность прибора учёта газа выявлены в результате проверки, проведённой поставщиком газа, объём потреблённого газа определяется в соответствии с нормативами потребления газа за период со дня проведения последней проверки до дня, следующего за днём восстановления пломб, в том числе установки пломбы на месте, где прибор учёта газа после ремонта присоединяется к газопроводу, но не более чем за 
6 месяцев».

То есть в том случае, если проблемы с пломбой обнаружит контролёр, наказание последует серьёзней, чем если обратиться к газовикам самому.

Местные жители в этих же правилах нашли предписания, которые игнорируются самими поставщиками газа. Андрей Лысенко за годы судебных тяжб выучил ППГ 549 почти наизусть.

– На днях около полудня приходила к нам контролёр, с «открыточкой» – цветной бумажкой, на которой написано, что она – контролёр. Попросил показать паспорт. «Я не обязана», – говорит гостья. «Плохо вы знаете правила 549. Пункт 58 – вы обязаны предъявить паспорт по требованию абонента. А где, кстати, уведомление о предстоя­щей проверке?» – спрашиваю. Она снова говорит, что это не её обязанность, а дело начальства. Уведомления не было, удостоверения тоже – девушку к счётчику я не пустил.

Действительно, статья 22 вменяет в обязанность поставщику газа «уведомлять в установленном договором порядке абонента о дате и времени проведения проверки, а также об изменении цен (тарифов) на газ». Вдобавок к этому – статья 56: «Проверка проводится с предварительным уведомлением абонента о дате и времени её проведения». И, наконец, вышеупомянутая 58: «Лица, участвую­щие в проведении проверки, обязаны предъявить абоненту (его представителю) служебные удостоверения, а по требованию абонента (его представителя) – также основной документ, удостоверяющий их личность».

«И пятьсот тысяч, и шестьсот...»

Каждый месяц пресс-служба «Газпром межрегионгаз Ростов-на-Дону» исправно публикует отчёты: в июле текущего года метрологи ведомства выявили более трёхсот вмешательств в работу газовых счётчиков, в августе – около четырёхсот.

На пресс-конференции генеральный директор «Газпром межрегионгаз Ростов-на-Дону» Владимир Ревенко подвёл итоги своего первого года работы в занимаемой должности и ответил на вопросы журналистов. «Крестьянину» он заявил:

– Когда мы говорим об обнаруженных в этом году вмешательствах в счётный механизм, мы говорим о следующем. Есть абсолютно чёткие места концентраций подобных нарушений. 

Это Сальск, Егорлык и Шахты. Там работают организованные преступные группы, которые, видимо, за деньги каким-то образом вносят изменения в счётный механизм.
После чего попросил заместителя генерального директора по работе с социально значимой категорией потребителей «Газпром межрегионгаз Ростов-на-Дону» Марину Лагутину прокомментировать ситуацию. 

– Если мы знаем, что вмешательства в счётный механизм, то есть вовнутрь счётчика, не было, то применяем 28-й пункт, – сообщила Марина Рафаэльевна. – Очень многие путают вмешательство в счётный механизм с нарушением целостности пломбы. Так вот: если у абонента сто квадратных метров, а потребил он пятьсот кубов, мы видим вмешательство в счётный механизм. Отопительный период длится полгода. Допустим, абонент должен за него заплатить двадцать тысяч рублей. 50% от норматива – это 37 кубов на один отапливаемый квадратный метр жилплощади. В этом случае действует 81-й пункт 354-го постановления. Мы применяем десятикратный размер коэффициента за три месяца и выставляем абоненту. Да, конечно, люди приходят. Обращаются и говорят: это, мол, неподъёмная сумма! Бывает, что и пятьсот тысяч набегает, и шестьсот. Мы проводим работу с абонентом. Смотрим на газопотребление, на социальный уровень человека. Сумму можно рассчитывать менее чем за три месяца – главное, не более.

…Когда я пришла к Вячеславу Петренко, начальнику сальского участка, он сразу же меня предупредил: диктофон выключить. В качестве доказательства честных намерений я показала Вячеславу Викторовичу дисплей устройства. И попросила объяснить ситуацию. 

Если вкратце, то Вячеслав Петренко показал фотографии сорванных пломб счётчиков и объяснил, что местных жителей жертвами ситуации не считает. Сами, мол, виноваты – не надо было пломбы ковырять. Он добавил, что не верит в причастность своих сотрудников к срыванию пломб. 

Резюмируя. Приходит контролёр, остаётся один на один со счётчиком – а потом абонент ходит доказывает, что он не верблюд. Экспертиза раз, экспертиза два. Проигранный суд раз, проигранная апелляция – два. Выиграешь суд или проиграешь, не понятно.

Что же делать абонентам, чтобы обезопасить себя? Жители посёлка Сандата, наученные горьким опытом, советуют: ходить за контролёром, глаз с него не спускать, а лучше – камеры. Записывать всё происходящее, вести аудио- и видео-съёмку. Проверять всё написанное в акте. И никому не верить, кроме как технике – уж она-то точно не слукавит.

с. Сандата, Сальский р-н, Ростовская обл.
Фото автора

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 39 от 27.09.2017 под заголовком: «На голубом газу»
+1
0
-1
Автор: irina.babicheva
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.