Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Животноводство → Как сделать животноводство прибыльнее зернового бизнеса? [+ВИДЕО]

+1
0
-1
чт, 22.02.2018 15:44

КФХ Василия Ляшенко (Павловский район) на Кубани знают многие. Несколько лет назад он построил в чистом поле семейную ферму, которая по своему оснащению вплотную приближается к мировым стандартам. Суточные надои на одну фуражную корову здесь составляют почти 28 кг. Более того, КФХ Ляшенко опровергает очень важный (особенно для Краснодарского края) стерео­тип: зерновой гектар всегда даёт больше, чем кормовой. В хозяйстве фермера всё ровно наоборот – прибыль от «животноводческого» клина (как минимум в 2017 году) в 2,5 раза выше. Чтобы узнать, на чём основывается этот успех, мы провели на базе МТФ Ляшенко очередное заседание Клуба агрознатоков – после подробного осмотра хозяйства обсуждение продолжилось в здании хуторского сельского клуба.

Ферму Ляшенко в полном смысле можно назвать «семейной»: здесь работает не только глава семьи, но и его жена, и обе дочери. Кстати, ферм у династии Ляшенко тоже две – недавно одна из дочерей получила фермерский грант, новые корпуса для поголовья уже вовсю строятся. На конец прошлого года в КФХ было 280 коров, сейчас – почти 700 голов скота, из них 320 фуражные коровы.

От участников заседания (а их было без малого 70 человек) Василий Григорьевич не скрывал деталей – всю экономику своего предприятия он разложил до рубля.
– В 2017 году валовое производство молока в хозяйстве составило 2,2 тысячи тонн, – рассказал Ляшенко. – Средняя продуктивность за год – 8 385 кг. 

При себестоимости молока 18,7 руб./кг выручка от реализации составила 62,5 млн рублей. Рентабельность – 42,5%.

Помимо прибыли от молока на ферме получают доход и от продажи мяса, хотя там рентабельность ниже. Всего по животноводческой отрасли валовый доход хозяйства превысил 70,1 млн рублей. Доходность с гектара 140 тысяч, при чистой прибыли – 42 тыс./га. 

Эту цифру важно запомнить.

– Почему такая высокая рентабельность? – задаётся вопросом Ляшенко. – Многие животноводы скажут: «Что-то он утаивает». Но нет, всё посчитано до копеечки. Наше преимущество в том, что есть свои корма. Покупаем мы только жмых и часть зерновой кукурузы. Кормовой севооборот расположен недалеко от фермы. На эти поля мы вывозим навоз – в жидком виде он поступает в специально оборудованные лагуны, где перемешивается, перегнивает. За счёт навоза мы вдвое выигрываем на кормовых культурах – в 2016 году урожайность зелёной массы кукурузы на силос была 530 ц/га, в прошлом году 470 ц/га. А вы знаете, что в среднем получается 250 ц/га. Вот вам и выгода. Заготавливаем корма тоже своими силами, имеем два «Ягуара». Поскольку поля рядом, нам не надо покупать никакие «Камазы» для перевозки, достаточно тракторных телег. Заготовка происходит быстро и мобильно.

А теперь сравним эти цифры с растениеводством. Земли у Ляшенко около тысячи гектаров, «клинья» разделены пополам – по 500 га на зерно и «зелёнку». В прошлом году фермер получил от продажи зерна почти 30 млн рублей, итоговая прибыль вышла в районе 8,5 млн. Доходность с гектара – 60 тысяч, чистый доход 17 тысяч/га. 

– Меня могут поправить коллеги: дескать, такой год был, – признаёт Василий Ляшенко. – Да, в нашем хуторе Новом засуха была жесточайшая. Урожая не видели, цены тоже. Выскочили только за счёт молока. Ну так вот вам и подушка безопасности! Без молока было бы очень скучно. Поэтому планируем и дальше наращивать поголовье. Когда оно большое, то и заводы начинают с тобой разговаривать совсем по-другому.

Понятно, что пониженная себестоимость кормов – одно из главных конкурентных преимуществ фермера. В структуре затрат его предприятия коровий «рацион» составляет всего 43% (для сравнения: у коллеги Ляшенко, брюховецкого фермера-молочника Фёдора Куропятника эта цифра побольше, 70%. А всё потому, что земли маловато и корма негде выращивать).

Но дело не только в этом. Своя «зелёнка» у Ляшенко была давно, а вот надои под 28 литров в день он стал получать только с прошлого лета.

– В значительной мере это заслуга наших партнёров из компании «Биотон», – говорит аграрий. – Это не реклама, говорю как есть. Также и представителю компании сказал: «Если найдём лучше, то и от вас откажемся». Нас многие курировали, консультировали. Но надои держались на уровне 17-19 литров. Вроде кормили нормально, давали всё, что надо... И тут появились специа­­листы «Биотона». Они предложили свою «минералку», премиксы, варианты по осеменению – много чего. Спросил у них: какие надои молока у тех, с кем они сотрудничают. Отвечают: 25 литров. Я смеюсь: «Если и мы столько получим, я вам памятник поставлю!» Получаем сейчас, как вы слышали, 27,8 литра на фуражную корову...

Один из секретов организации питания таков: каждая группа животных в поголовье получает свой, тщательно просчитанный рацион. Всего таких групп 14. Миксер в течение дня вообще не выключается, говорит фермер.

Теоретически, поднять показатели можно ещё выше. Но это сильно зависит от цены реализации, считает Василий Ляшенко. По сути, она служит главным индикатором уровня заклады­ваемой продуктивности:

– Когда ты получаешь в год девять тонн молока и решил получать 10 тонн, тебе придётся нести высокие затраты. Экономически это невыгодно. Неслучайно в той же Германии не стремятся преодолевать планку в 9 тонн. Так что всё привязано к цене. Будет высокая – станем доить больше. А если как сейчас, когда цену хотят опустить, то мы тоже начнём снижать продуктивность, сокращать какие-то затраты.

Каковы перспективы развития семейной фермы? Стоит ли на базе подобного хозяйства развивать, к примеру, переработку молока, повышать добавленную стоимость продукции? 

Влезать в переработку Ляшенко не хочет – слишком хлопотно.

– Я как-то беседовал с директором одного молзавода, – вспоминает фермер. – И он меня тоже спросил, не планирую ли я что-то подобное. Я сказал, что нет. Мы пришли к выводу, что произвести и переработать молоко не проблема. А вот потом продать его... Торговые сети не пустят нас на свои полки. Так что мне проще добавить ещё 100 коров, чтобы получить такой же возможный доход. Корпус построил, и пошло-поехало...

Вместо молочной переработки Ляшенко планирует развиваться в другом направлении. На базе нескольких КФХ он с коллегами-соседями намерен создать кооператив по переработке мяса. Это позволит продавать дороже тех бычков, которые рождаются на ферме, плюс реализовывать мясо от вынужденного убоя. Скажем, сломала упитанная здоровая корова ногу – приёмщики, пользуясь случаем, дают за такую копейки. Ляшенко с компаньонами хочет исправить данную ситуацию.

Василий Ляшенко проводит экскурсию на ферму

– В этом смысле краевая программа «Фермерский дворик» для нас – просто находка, – говорит Ляшенко. – Кто не знает: в каждом дворе крупного города, начиная с Краснодара, будут выделяться торговые площади, чтобы мы могли туда ездить. Это как ярмарки выходного дня, но не в одном месте, а в каждом дворике. Я бы и сегодня туда поехал, но не с чем. Надо наладить кооператив, объединить мелких фермеров и заниматься откормом бычков. Больших затрат это не потребует: где-то загородил, крышу сделал... И будем вместе решать задачу по мясу.

Как правильно сэкономить?

На чём фермеру можно экономить при создании своей МТФ, а на чём нельзя? Упомянутый выше Фёдор Куропятник, который строит уже третью молочную ферму (из-за чего Ляшенко, улыбаясь, признаёт: «Куропятник быстро бегает, за ним не угнаться»), рекомендует отталкиваться от размеров поголовья. Если оно не превышает несколько десятков животных, то многие вещи, актуальные для того же Василия Григорьевича, будут излишними.

– Когда к вам приходят люди и обещают рассчитать рацион по 50 показателям, гоните их сразу, – предупреждает Куропятник. – Это надо Ляшенко, но не мелкому фермеру. Что бы вам ни рассчитали, на практике будет иначе. Уровень не тот. Разберитесь с вещами попроще: сырой протеин, обменная энергия, клетчатка, сухое вещество. На 20-50 коров этого с головой хватит. Зато если у вас есть 500-1000 га и хорошие возможности, не заморачивайтесь – берите лучший проект и стройте.

Ферма самого Куропятника в прошлом году произвела 5,6 тысячи тонн молока, объём реализации всей продукции животноводства превысил 161 млн рублей. В структуре затрат на втором месте после производства кормов (70%) идёт зарплата – 18-21%. На всём остальном (электроэнергия, газ, вода, ветпрепараты, семя, обслуживание) фермер экономит, не более 1-2% по каждому пункту. К примеру, своего ветеринара Фёдор Иванович не держит – нанимает при необходимости. То же самое касается и ухода за животными. Если есть возможность пустить животных в балку пастись на вольные травы, то он это с удовольствием делает: «Тёлка, простоявшая на бетоне и походившая по лугу, – это совершенно разный скот. Во втором случае мои тёлки и осеменятся, и растелятся, и продоятся так три-четыре лактации». 

То есть использовать нужно любые подходящие варианты. Собственно, в этом и заключается преимущество небольшого, мобильного фермера по сравнению с агрохолдингом.

– Я слышу жалобы: «Кому мы нужны? Маленького обманывают!» Ребята, чтоб не кривить душой, скажу прямо: не получается – не надо заниматься, – в своей деловой стратегии Куропятник строг, но справедлив. – Иди внаём, сядь на «Камаз», спокойно заработаешь свои 500 тысяч в год. А если открыл собственное дело, то будь добр занять ту нишу, которая прокормит твою семью. Короче, работай или не жалуйся. Это рынок, жизнь жёсткая. Я как-то сдавал молоко на Брюховецкий молзавод. Был виноват перед ними: молоко некачественное, соматических клеток много, плотность низкая, кислотность – наоборот... Жизнь заставила поставить лучший доильный зал, наладить процесс. И вот уже несколько лет сдаю 90-100% молока высшим сортом.

Конечно, даже у таких «жёстких» (а по правде – умелых, хватких, прагматичных) фермеров случаются проблемы и трудности. Иной раз и не по своей вине. Возьмём, к примеру, скандальную историю про навоз и «четвёртый класс опасности» отходов. Пока те же лагуны в хозяйстве Ляшенко устроили как надо, пришлось немало повозиться, признаёт Василий Григорьевич.

– Этой проблеме в крае уделяется огромное внимание, – рассказывает он. – Я вхожу в аграрный совет при губернаторе Кубани, мы трижды собирались по данному вопросу. Приглашали все службы, в том числе надзорные, и пришли к таким выводам. «Класс» отходов поменять невозможно. Но многие требования реально выполнить, поменяв терминологию. Если написал: «вывез навоз» – то пожалуйста, заплати штраф. А если вывез «органическое удобрение», то совсем другое дело. Мы с помощью специалистов разработали технический регламент для системы навозоудаления, заплатили за него 70 тысяч. Нам рассказали, что, где и как. Наши лагуны отвечают всем требованиям. А вообще, я думаю, над всеми этими инструкциями смеяться будут, когда не останется ни одной коровы. Тогда скажут, что и навоз можно везде хранить, и коров пасти как угодно...

Тем не менее Василий Ляшенко подчёркивает: без средств господдержки, без переориентации аграрной политики в сторону малого сельхозбизнеса добиться стабильного развития фермы ему вряд ли бы удалось.

– Мы специально собрались сегодня не в ресторане или кафе райцентра, а в сельском клубе, в хуторе. Потому что это место, о котором нельзя забывать, – так считает фермер. – Жизнь начинается здесь – с поля, с фермы. Не надо заострять внимание на больших объёмах. Надо начинать с маленьких семейных ферм. Я благодарен всем, кто мне помогал. Мы получили один грант, потом другой... Когда говорят, что у нас где-то плохо, я привожу в пример свой хутор. Тут всё сделано. Освещение есть: ночью едешь – видно. Дороги: практически к каждому дворику сделано покрытие. И даже там, где дорог не было, мы, фермеры, на условиях софинансирования их сделали. Вопросы водоснабжения решены. Была старенькая скважина – пробурили новую. Жаловаться нам не на что. Надо не бояться работы и спокойно участвовать во всех предлагаемых программах, – резюмирует Василий Ляшенко. – Без животноводства сельского хозяйства не бывает.

Фото автора

Видео с МТФ Ляшенко В.Г.:

Спикеры и видеозаписи выступлений:

Молочные гектары
+1
0
-1
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

Новости партнёров