Профессиональная сеть фермеров и людей агробизнеса
 

Новости аграрного рынка и сельского хозяйства → Донские рыбоводы выйдут на рекорд, если государство защитит их от браконьеров

+1
+1
-1
Автор: Inga
Комментариев: 0
пн, 25.09.2017 12:44

В текущем году Ростовскую область ожидает ещё одно достижение. Крупнейшее рыбоводческое предприятие – ЗАО «Миусский Лиман» – прогнозирует увеличение вылова рыбы на 20%, до трёх тысяч тонн. Но, к сожалению, значительное количество этого объёма будет похищено...

Криминал на «эльдорадо»

На сленге рыбаков водоём со стабильным клёвом называется «эльдорадо». В Неклиновском районе на это звание в полной мере претендует водохранилище Миусский лиман. 

Насколько богаты здешние воды рыбой, можно судить по полным неводам рыбаков одноимённого предприятия – ЗАО «Миусский лиман». В сетях плещется живое серебро – 3-5-килограммовые толстолобики, карпы, амуры, судаки.

В сентябре на предприятии началась осенняя путина, вылов рыбы проводят практически каждый день. Но радость работников ЗАО от богатого улова не безоблачна: тишину лимана время от времени нарушают катера с компаниями навеселе, на берегах то и дело встречаются люди с удочками.

– ЗАО является правопреемником «Миусского опытно-рыбоводного товарного хозяйства», созданного приказом Министерства рыбного хозяйства СССР ещё в 1972 году, – рассказал помощник директора Анатолий Попов. – С момента образования хозяйства любительский лов рыбы на Миусском лимане был запрещён.

В советское время, когда не было понятия частной собственности, местным жителям, привыкшим рыбачить на лимане, трудно было принять запрет на рыбалку. Но он имел под собой разумное основание: хозяйство зарыбляло водоём. Такой вид рыбоводства, когда рыбу выпускают нагуливаться в лиман, называется пастбищным. Разрешить рыбалку на пастбищном водоёме – всё равно что позволить охотникам стрелять чужих коров на лугу под предлогом охоты на сусликов. 

Сейчас запрет на любительскую и спортивную ловлю на Миусском лимане закреплён в «Правилах рыболовства для Азово-Черноморского рыбохозяйственного бассейна», утверждённых Федеральным агентством по рыболовству в 2015 году. ЗАО «Миусский лиман» пользуется водоёмом на основании договора с Азово-Черноморским территориальным управлением. 

– Несмотря на действующий запрет, незаконная рыбалка на лимане никогда не прекращается. В любое время года, каждый день на берегах лимана мы видим до 200 удочников, – рассказал начальник управления информационной и экономической безопасности ЗАО «Миусский лиман» Юрий Сысоев.

По словам представителя компании, речь не идёт о пенсионерах-любителях: средний возраст рыбаков на лимане 40-60 лет, и они используют минимум три удочки с несколькими крючками. Большая часть этих людей ходит на лиман рыбачить, как на работу. Улов, который они получают, явно больше, чем может съесть одна семья.

– Помимо удочников каждый день на лимане встречаются и сеточники. Как правило, это организованные группы хорошо экипированных людей с рациями, приборами ночного видения и с оружием, – рассказал Юрий Сысоев. – Они выставляют дозорных, которые следят за перемещениями наших охранников. Таких групп очень много, они наносят предприятию ощутимый урон, за один улов получают по 100 кг карпа, при этом используют запрещённые китайские капроновые сети. По нашим оценкам, на лимане выставляют за сезон порядка 10 тысяч стометровых сетей.

Выловленную рыбу предприятие реализует на рынках Таганрога, а также перерабатывает и отправляет в консервные цеха Санкт-Петербурга

Расследование, которое провели сотрудники предприятия, показало, что они имеют дело с организованным браконьерством. Незаконно выловленную рыбу жители сдают перекупщикам или нелеальныем цехам. Далее по подложным документам рыба попадает на рынки Таганрога и Ростова-на-Дону. Понятно, что ни о каком контроле безопасности и качества продукции в этом случае говорить не приходится. Сколько и в каких условиях пролежит рыба, прежде чем попасть на кухонный стол? Рассказывают, что некоторые недобросовестные продавцы обрабатывают её хлором или муравьиной кислотой, чтобы придать «вторую свежесть». 

Нечего ловить

ЗАО «Миусский лиман» не раз обращалось в прокуратуру и ветеринарную службу с просьбой усилить контроль за реализацией рыбы на рынке. Однако по сей день цепочка работает исправно.

– Наши потери от деятельности криминальных элементов достигают 50 млн рублей в год – это половина выручки предприятия, – заявляет Анатолий Попов.
То, что речь идёт именно о потерях от браконьерства, подтверждают показатели промыслового возврата и видовой состав аквакультуры.

– Промысловый возврат при пастбищном рыбоводстве – это то количество рыбы, которое мы вылавливаем по итогам сезона. В Миусском лимане сезон длится с мая до первого ледостава, как правило, до декабря, – рассказывает Анатолий Попов. – В работе рыбоводческих хозяйств считается нормальным, если предприятие за сезон вылавливает 60% выпущенной на нагул рыбы. Потери возможны за счёт хищных рыб и птиц, а также болезней. По рыбам, которые не ловятся на удочку и не представляют коммерческого интереса, например мелкий толстолобик, промысловый возврат у нас вписывается в норму. По карпу мы получаем всего 20%. Значит, остальную часть вылавливают браконьеры.
Анатолий Иванович – заслуженный работник рыбного хозяйства РФ. На предприятии работает с момента его основания, вот уже 45 лет. За этот период предприятие эволюционировало: производство товарной рыбы увеличилось по сравнению с проектной мощностью в пять раз и достигло 2,5 тысячи тонн в год. Построены рыбопитомник для производства рыбопосадочного материала, живорыбная садковая база для торговли рыбой зимой, причалы, административные здания, складские помещения, цех по производству рыбных кормов. Разработан и применяется уникальный комплекс по облову водохранилища Миусский лиман. Шутка ли – выловить и транспортировать рыбу с площади шесть тысяч гектаров!

Что касается отношения людей, здесь об эволюции говорить не приходится…

– В СССР люди были другими, более законопослушными. Резкую перемену почувствовал в перестройку: вышел на берег, а там уже совсем другие настроения – с тяпками, хватают за грудки, мол, отдай сетку, она моя, денег стоит. Я считаю, что на этом настоящая демократия в стране закончилась. 

Помимо выращивания товарной рыбы предприя­тие занимается воспроизводством азовских рыб. С помощью плотины регулируется уровень воды. Из Таганрогского залива рыба заходит на нерест в Миусский лиман. Подросшая в лимане молодь судака, леща, тарани и шемаи в июне выпускается обратно в Таганрогский залив через водосброс плотины. 

– Если посмотреть статистику, в 1970-80-е годы ежегодно выпускали десятки миллионов штук молоди, – говорит Анатолий Попов. – А с начала 1990-х и по настоящее время – 1-2 млн штук в год. Нет рыбы в Таганрогском заливе! Это последствия нерационального, хищнического «промысла» там. Некому стало заходить на нерест...

Не все рыбаки понимают слова инспектора Азово-Черноморского территориального управления, почему ловить рыбу в лимане запрещено

То, как складываются отношения между охранниками предприятия и рыбаками-любителями, хорошо иллюстрирует совсем свежий инцидент: охранники предприятия застали браконьеров на месте преступления. Один из нарушителей схватил мелкокалиберную винтовку и стал из неё стрелять.

Нападения на охранников – привычное дело. «Выдали им бронежилеты, застраховали жизнь, а что ещё мы можем сделать», – разводят руками руководители предприятия.

Обязанности есть, а прав нет

Обязанность охранять водный объект и водные ресурсы прописана в договоре, на основании которого работает ЗАО «Миусский лиман». А в случае причинения ущерба водным биологическим ресурсам предприятие обязано компенсировать ущерб. Ну и, конечно, хозяйство обязано выполнять план развития, достигать определённых объёмов производства. 

На деле же получается, что ЗАО «Миусский лиман» наделено множеством обязанностей, но почти не имеет прав. Охранники предприятия уполномочены только фиксировать нарушения и передавать информацию в правоохранительные органы. Далее при расследовании полиция часто отказывает в возбуждении дела.

– Отсутствует событие преступления – самый распространённый ответ, – говорит Юрий Сысоев. – Был случай, поймали нарушителя, когда он ловил рыбу. Полиция потом ответила: это незавершённое преступление. Поймали с мешком рыбы – он полицейским сказал, что нашёл мешок. Те даже проверять не стали, где нашёл, закрыли дело. Хотя бывают и другие примеры: в прошлом году в Таганроге два дела были доведены до суда, нарушителей оштрафовали. В Неклиновском районе одно дело дошло до суда. В настоящее время возбуждено четыре уголовных дела по факту хищения рыбы.

Лучше, когда охранники ЗАО работают вместе с инспекторами Азово-Черноморского территориального управления. В этом случае протоколы составляются на месте. Но сам процесс оформления занимает до часа. Естественно, за это время весть о появлении на водоёме инспектора распространяется по сарафанному радио, и браконьеры прячутся.

– Нужно менять законодательство, чтобы протоколы оформлялись быстрее, чтобы полицейские расследовали дела, чтобы контролирующие органы следили за происхождением продукции на рынках, в магазинах. Если бы не было сбыта, рыбу не воровали бы в таком количестве. А самое главное – наказание должно быть неотвратимым, – уверен Юрий Сысоев.

Подвыпившие компании на катерах тоже наносят ущерб предприятию: катаясь по кормовым дорожкам, они травмируют и убивают рыбу, поэтому «Миусский лиман» просит запретить работу плавсредств во время кормления и выращивания рыбы. 

– Если государство не может нас защитить от браконьеров и лодок, о какой хозяйственной деятельности можно вести речь? – говорит Юрий Сысоев.

Возможно, среди читателей газеты найдутся такие, которые скажут: «Пусть закроется это предприятие, лиман станет свободным, открытым для всех». Но последствия такого решения могут им не понравиться. Помимо выращивания рыбы предприятие выполняет экологическую задачу! Это главный принцип пастбищного рыбоводства, прописанный в приказе Минсельхоза РФ №10 от 16 января 2015 года.

Анатолий Попов объяснил: видовой состав аквакультуры в лимане разработан совместно с учёными АЗНИИРХ и КрасНИИРХ, он сбалансирован с учётом местных условий. 

Предприятие постоянно следит за тем, чтобы этот баланс поддерживался. В прошлом году, например, наладили производство одноклеточных зелёных водорослей хлорелла. Они предотвращают цветение сине-зелёных водорослей, которые стали настоящим бичём многих открытых водоёмов и представляют опасность для здоровья человека. Специалисты предприя­тия уверены, что только поддержание экологического баланса до сих пор спасало жителей Неклиновского района и от распространения так называемых «зеленушек» – комаров, которые тучами летают сегодня над Азовским морем и Таганрогским заливом.

Важно ещё и это: заселение растительноядными рыбами (толстолобиком, белым амуром) также способствует очищению водоёма от нежелательных водорослей и препятствует зарастанию.

– До создания водохранилища и рыбхоза Миусский лиман представлял собой мелководный заросший водоём, – напоминает Анатолий Попов. – При сильных восточных ветрах он полностью осушался, рыба погибала!

Наверное, нельзя упустить из вида и статистические показатели. С момента введения санкций потребление рыбы в России сократилось на 10%. Это произошло из-за того, что импортная рыба перестала поступать на рынок. В результате жители страны потребляют сегодня на 6-7 кг меньше минимально допустимого значения, а дефицит рыбы, как известно, приводит к снижению иммунитета, бесплодию, слабоумию, атеросклерозу… В таких условиях государство должно быть кровно заинтересовано в развитии отечественных рыбоводческих предприятий, создавать условия для их развития, в том числе бороться с браконьерством. 

– Рыбы в этом году в регионе будет много, так же много, как и зерна, – уверен Анатолий Попов. – Вопрос только в том, кто её выловит и куда, в каком виде она попадёт.

Фото Сергея Сысоева

Статья опубликована в газете "Крестьянин" № 38 от 20.09.2017 под заголовком: «Рыбы много, как зерна»
+1
+1
-1
Автор: Inga
Комментариев: 0

 

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.